«Дешевое удовольствие». Фрейд о сигарах

Новость о том, что Гарри, племянник Зигмунда Фрейда, попытался бросить курить, слегка обескуражила прославленного дядюшку. Фрейд посмотрел на своего племянника и затем размеренно сказал: «Мой мальчик, курение — это величайшее и самое дешевое удовольствие в нашей жизни. И если ты хочешь отказаться от него, то мне тебя очень жаль».

Решение племянника отказаться от курения было лишено всяческого смысла и логики — так считал отец психоанализа. Действительно, знаменитого врачевателя душ Зигмунда Фрейда сложно представить без сигары. Современники постоянно видели австрийского доктора с сигарой. Да и на фотографиях, дошедших до наших времен, Фрейд часто запечатлен с сигарой.

Зигмунд Фрейд был заядлым курильщиком. Ежедневная потребность в сигарах отца психоанализа составляла не менее 20 штук. Доктор Фрейд курил постоянно: во время своей врачебной практики, написания научных трудов и ежедневных прогулок.

Люди, которые знали Фрейда лично, рассказывали о постоянном табачном дыме, просачивающемся из кабинета доктора. Дым сигары был неким связующим звеном между Фрейдом и его пациентами. Во время сеансов психоанализа Фрейд садился позади своего пациента, чтобы не пересекаться с ним глазами. Голос психоаналитика и табачный дым создавали в кабинете особую атмосферу, которая позволяла Фрейду раскрыть все тайные характеристики человеческого подсознания.

Психоаналитик Рэймонд де Соссюр, лично побывавший на приеме у доктора Фрейда, свои ощущения описывал следующим образом: «Атмосфера в кабинете стояла гнетущая. Это была темная комната, окна которой выходили во двор. Казалось, свет исходил не из окон, а от блестящего проницательного ума доктора. Контакт между пациентом устанавливался при помощи размеренного голоса и табачного дыма от его сигары».

Однако не все были так восхищены курением Фрейда, как его коллега Рэймонд. Сын психоаналитика Мартин вспоминал, как после еженедельных встреч отца со своими коллегами мать убирала пепельницы с его рабочего стола, а комната для бесед наполнялась дымом: «В комнате был густой табачный дым, и у меня это всегда вызывало удивление, как люди могли находиться в ней несколько часов и при этом не умирать от удушья».

Встречи в доме Фрейда с членами Венского общества психоаналитиков проводились каждую среду. Осенью 1902 года Зигмунд Фрейд вместе со своими коллегами как обычно обсуждал теорию и практику психоанализа. Встреча проходила за длинным столом, и все присутствующие ждали появления гуру психоанализа. Стол для бесед стоял не в кабинете у Фрейда, а в смежной с ним комнате. Дверь в кабинет психоаналитика всегда была открыта так, чтобы собравшиеся коллеги могли видеть знаменитую кушетку и кресло позади нее. Фрейд никогда не начинал свои лекции до тех пор, пока все участники Венского общества психоаналитиков не соберутся вместе. Пока коллеги рассаживались за столом, Марта Фрейд расставляла перед каждым участником встречи пепельницы, подносила кофе и раскладывала сигары. Наконец, все были в сборе, и патриарх психоанализа величаво входил в комнату с сигарой, словно актер появлялся на сцене венской оперы.

Зигмунд Фрейд начинал речь, рассказывая коллегам о врачебной практике и делясь идеями. В это время другие психоаналитики лихорадочно записывали в своих блокнотах каждое слово ученого мужа, пыхтели сигарами и искали удобный шанс, чтобы оспорить теории Фрейда. Комната наполнялась табачным дымом, который перемешивался с ароматом свежего кофе, а в доме воцарялась атмосфера высокоинтеллектуального общества.

Для Фрейда и его последователей ритуал курения был неразрывно связан с психоанализом, а сигары имели огромное символическое значение. И хотя однажды доктор скажет свою знаменитую фразу: «Сигара — это всего лишь сигара, и ничего больше», она всегда значила для него очень много. Фрейд попросту не мог работать без сигар. Кто знает, если бы не сигары, то, может, и психоанализа не было бы вовсе.

Впервые Зигмунд Фрейд закурил в возрасте двадцати четырех лет в подражание своему отцу. Яков Фрейд постоянно был занят в ткацком бизнесе, зарабатывая средства пропитания для семьи. С самого раннего детства курение отца ассоциировалось у Фрейда со способностью к тяжелому труду и самоконтролю. Фрейд верил, что сигары были катализатором к любой работе. Уже в преклонном возрасте доктор Фрейд скажет: «На протяжении пятидесяти лет сигары были моей защитой и оружием в неравном бою с жизнью. Я обязан сигарам своей работоспособностью и усилению контроля над собой».

Фрейд был очень организованным человеком. В своем дневнике, помимо повседневных записей, он также регистрировал визиты в табачный магазин, чтобы пополнить запасы сигар. Однако во времена жизни Фрейда сигары были дорогим товаром. Достать их в Вене было весьма не просто, так как австрийское правительство жестко контролировало продажу табака в стране. В своем дневнике Зигмунд Фрейд жаловался на скверное качество сигар Trabucco, продаваемых в Вене. Настоящими кубинскими сигарами психоаналитик мог насладиться только во время своих визитов в баварский городок Берхтесгаден. Любимыми марками сигар у Фрейда были Don Pedros и Reina Cubanas, которые он курил во время отпуска в Германии. Часто от друзей, родственников и пациентов Фрейд получал сигары в качестве подарка. В 1931 году друг психоаналитика Макс Айтингон отправился в Берхтесгаден и заказал в одном из табачных магазинов около сотни сигар Don Pedros. Однако ввоз их в Австрию для Фрейда был похож на шпионские истории или даже контрабанду.

Фрейд настолько был одержим курением, что даже его коллеги, последователи и ученики отмечали чрезмерное пристрастие психоаналитика к сигарам. «Он курил постоянно, иногда его даже раздражали люди, которые вообще не курили. В результате его трепетного отношения к курению людям, окружавшим его, тоже приходилось так или иначе курить сигары», -напишет о Фрейде его коллега Ганс Сакс.

Более чем полувековое пристрастие Зигмунда Фрейда к сигарам на старости лет оказало пагубное влияние на здоровье основателя психоанализа. Сначала его друг Вильгельм Флисс, который был врачом, диагностировал у Фрейда признаки сердечной недостаточности и порекомендовал ему отказаться от курения.

Тем не менее запретить Фрейду курить его любимые сигары никто не мог, да и сам он считал, что проблемы с сердцем у него не от курения. В своем письме Флиссу психоаналитик напишет: «У меня нет мотивации, чтобы бросать курить. Человек может отказаться от чего-либо лишь в том случае, если будет уверен, что это и есть причина его болезни».

Фрейд продолжал курить, и в 1923 году, когда психоаналитику было 67 лет, у него развился рак ротовой полости, вызванный постоянным курением. Поначалу Фрейд никому не рассказывал о начинающихся проблемах в ротовой полости. Он боялся признать, что рак вызван курением, и не хотел отказываться от убивающей его привычки. Зигмунд Фрейд в итоге обратился к врачам, но было уже слишком поздно — рост раковых клеток остановить не удалось. Мучительно страдая от рака, в 1939 году Фрейд попросит своего друга, Макса Шура, помочь ему сделать эвтаназию. От принятой тройной дозы морфина Зигмунд Фрейд умер в возрасте 83 лет.

За несколько дней до смерти мэтр психоанализа завещал своему брату самое ценное -запас сигар. В письме к нему Фрейд напишет: «Твой семьдесят второй день рождения пришелся на момент нашего расставания. Я надеюсь, что мы прощаемся не навсегда, ведь будущее иногда невозможно предвидеть. Мне хотелось бы передать тебе отменные сигары, которые я хранил несколько лет. Ты можешь еще позволить себе это удовольствие, а я, к сожалению, уже нет».

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Последние публикации
Производство табака